Я познакомился с ним чеховым

nenolese.ga: Бунин Иван Алексеевич. О Чехове

я познакомился с ним чеховым

Я уверен, что так вел бы себя и Чехов, если б дожил. Его тоже часто Я познакомился с ним в Москве, в конце девяносто пятого года. С Чеховым я познакомился в или в начале года{} (теперь точно не а перед ним - карикатурная фигура длинноволосого художника. И. А. БУНИН — ЧЕХОВ Я познакомился с ним в Москве, в конце девяносто пятого года. Мне запомнилось несколько характерных фраз его.— Вы много .

я познакомился с ним чеховым

Именно об этом писали самые выдающиеся отечественные мастера слова. И достоинство его творчества то, что оно понятно и сродно не только всякому русскому, но и всякому человеку вообще Он брал из жизни то, что видел, независимо от содержания того, что.

Зато если уж он брал что-нибудь, то передавал удивительно образно и понятно, до мелочей ясно То, что занимало его в момент творчества, то он воссоздавал до последних черточек Он был искренним, а это великое достоинство, он писал о том, что видел и как видел И благодаря искренности его, он создал новые, совершенно новые, по-моему, для всего мира формы письма, подобных которым я не встречал нигде!

Его язык — это необычный язык. Я повторяю, что новые формы создал Чехов и, отбрасывая всякую ложную скромность, утверждаю, что по технике он, Чехов, гораздо выше меня!. Это единственный в своем роде писатель Одно могу сказать вам — смерть Чехова это большая потеря для нас, тем более что, кроме несравненного художника, мы лишились в ней прелестного, искреннего и честного человека Это был обаятельный человек, скромный, милый Мне запомнилось несколько характерных фраз.

Я ответил, что мало. И, помолчав, без видимой связи прибавил: По-моему, написав рассказ, следует вычеркивать его начало и конец. Тут мы, беллетристы, больше всего врем И короче, как можно короче надо писать Он смеялся своим заразительным смехом чаще всего только тогда, когда кто-нибудь другой рассказывал что-нибудь смешное; сам говорил самые смешные вещи без малейшей улыбки. Он очень любил шутки, нелепые прозвища, мистификации; даже в последние годы, как только ему хоть немного становилось лучше, он был неистощим на них, никогда, однако, ничего не подчеркивая: Точен и скуп на слова был даже в обыденной жизни.

Словом он чрезвычайно дорожил, слово высокопарное, фальшивое, книжное действовало на него резко; сам он говорил прекрасно — все по-своему, ясно, правильно. Иван Бунин, писатель, поэт, лауреат Нобелевской премии.

Кто знавший его близко не помнит этой обычной, излюбленной фразы, которую он так часто, иногда даже совсем не в лад разговору, произносил вдруг своим уверенным тоном: Ведь в России через десять лет будет конституция. Да, даже и здесь звучал у него тот же мотив о радостном будущем, ждущем человечество, который отозвался во всех его произведениях последних лет Я думаю, что всегда, с утра до вечера, а может быть даже и ночью, во сне и бессоннице, совершалась в нем незримая, но упорная, порой даже бессознательная работа — работа взвешивания, определения и запоминания.

Он умел слушать и расспрашивать, как никто, но часто, среди живого разговора, можно было заметить, как его внимательный и доброжелательный взгляд вдруг делался неподвижным и глубоким, точно уходил куда-то внутрь, созерцая нечто таинственное и важное, совершавшееся в его душе К молодым, начинающим писателям Чехов был неизменно участлив, внимателен и ласков. Письмо Ваше получил, спасибо.

У нас в Москве все благополучно, нового кроме Нового года ничего нет и не предвидится, пьеса моя еще не шла, и когда пойдет - неизвестно Очень возможно, что в феврале я приеду в Ниццу Поклонитесь от меня милому теплому солнцу, тихому морю.

Живите в свое полное удовольствие, утешайтесь, пишите почаще Вашим друзьям Будьте здоровы, веселы, счастливы и не забывайте бурых северных компатриотов, страдающих несварением и дурным расположением духа. Целую Вас и обнимаю". Однажды он сказал по своему обыкновению, внезапно: И, посмотрев некоторое время в лицо мне через пенсне, принялся хохотать: Пошлые, насквозь прожженные самолюбием люди.

Вот, например, вспоминаю Соловцова Мало ли что и про что говоришь иногда, чтобы не обижать И, помолчав, с новым смехом: В его записной книжке есть кое-что, что я слышал от него. Он, например, не раз спрашивал меня каждый раз забывая, что уже говорил это, и каждый раз смеясь от всей души: Писателей надо отдавать в арестантские роты и там принуждать их писать карцерами, поркой, побоями Ах, как я благодарен судьбе, что был в молодости так беден!

Придет, бывало, к ней Мамин-Сибиряк: Дам только в том случае, если согласитесь, что я запру вас сейчас у себя в кабинете на замок, пришлю вам чернил, перо, бумаги и три бутылки пива и выпущу только тогда, когда вы постучите и скажете мне, что у вас готов рассказ".

А иногда говорил совсем другое: Толстой говорит, что человеку нужно всего три аршина земли. Вздор - три аршина земли нужно мертвому, а живому нужен весь земной шар. И особенно - писателю Говоря о Толстом, он как-то сказал: Вот он иногда хвалит Мопассана, Куприна, Семенова, меня Оттого, что он смотрит на нас как на детей.

БУНИН. Чехов в жизни: сюжеты для небольшого романа

Наши повести, рассказы, романы для него детские игры, и поэтому он, в сущности, одними глазами глядит и на Мопассана и на Семенова. Вот Шекспир - другое. Это уже взрослый и раздражает его, что пишет не по-толстовски Однажды, читая газеты, он поднял лицо и не спеша, без интонаций сказал: Но, думается, и до сих пор не понят как следует: Замечательная есть строка в его записной книжке: В ту же записную книжку он занес такие мысли: До "Мужиков", далеко не лучшей его вещи, большая публика охотно читала его; но для нее он был только занятный рассказчик, автор "Винта", "Жалобной книги".

Люди "идейные" интересовались им, в общем, мало: Настоящая слава пришла к нему только с постановкой его пьес в Художественном театре. И, должно быть, это было для него не менее обидно, чем то, что только после "Мужиков" заговорили о нем: Он часто сам говорил: Единственный, настоящий драматург - Найденов: Он должен теперь еще десять пьес написать и девять раз провалиться, а на десятый опять такой успех иметь, что только ахнешь! И, помолчав, вдруг заливался радостным смехом: Он еще в постели лежал, но много говорил обо всем, и обо мне, между прочим.

Наконец я встаю, прощаюсь. Он задерживает мою руку, говорит: Шекспир скверно писал, а вы еще хуже! Теперь гнут палку в другую сторону. Еще более были бы противны ему "теплота", "грусть". Говоря о нем, даже талантливые люди порой берут неверный тон. Его всегда влекли к себе тихие долины с их мглой, туманными мечтами и тихими слезами Одна из самых лучших статей о нем принадлежит Шестову, который называет его беспощаднейшим талантом.

Точен и скуп на слова был он даже в обыденной жизни. Словом он чрезвычайно дорожил, слово высокопарное, фальшивое, книжное действовало на него резко; сам он говорил прекрасно - всегда по-своему, ясно, правильно. Писателя в его речи не чувствовалось, сравнения, эпитеты он употреблял редко, а если и употреблял, то чаще всего обыденные и никогда не щеголял ими, никогда не наслаждался своим удачно сказанным словом.

К "высоким" словам чувствовал ненависть. Замечательное место есть в одних воспоминаниях о нем: Верно, в силу этой ненависти к "высоким" словам, к неосторожному обращению со словом, свойственному многим стихотворцам, а теперешним в особенности, так редко удовлетворялся он стихами.

Про московских "декадентов", как тогда называли их, он однажды сказал: Их бы в арестантские роты отдать Про Андреева тоже не лестно: Случалось, что собирались у него люди самых различных рангов: И всех неизменно держал на известном расстоянии от. Чувство собственного достоинства, независимости было у него очень велико. Ведь подумайте, ведь это он написал, что Анна сама чувствовала, видела, как у нее блестят глаза в темноте!

И однажды чуть не час решал, в каких штанах поехать к Толстому. Сбросил пенсне, помолодел и, мешая, по своему обыкновению, шутку с серьезным, все выходил из спальни то в одних, то в других штанах: И шел надевать другие, и опять выходил, смеясь: Однажды он, в небольшой компании близких людей, поехал в Алупку и завтракал там в ресторане, был весел, много шутил.

Вдруг из сидевших за соседним столом поднялся какой-то господин с бокалом в руке: Я предлагаю тост за присутствующего среди нас Антона Павловича, гордость нашей литературы, певца сумеречных настроений Побледнев, он встал и вышел. Я подолгу живал в Ялте и почти все дни проводил у. Часто я уезжал поздно вечером, и он говорил: Он на некоторых буквах шепелявил, голос у него был глуховатый, и часто говорил он без оттенков, как бы бормоча: И я порой отказывался.

Он сбрасывал пенсне, прикладывал руки к сердцу с едва уловимой улыбкой на бледных губах, раздельно повторял: Если вам будет скучно со старым забытым писателем, посидите с Машей, с мамашей, которая влюблена в вас, с моей женой, венгеркой Книпшиц Будем говорить о литературе Я приезжал, и случалось, что мы, сидя у него в кабинете, молчали все утро, просматривая газеты, которых он получал множество.

И. А. БУНИН

Иногда попадалось кое-что обо мне, чаще всего что-нибудь очень неумное, и он спешил смягчить это: Случалось, что во мне находили "чеховское настроение". Оживляясь, даже волнуясь, он восклицал с мягкой горячностью: И меня допекали "тургеневскими нотами". Мы похожи с вами, как борзая на гончую. Вы, например, гораздо резче. Это чудесно, но я бы так не сказал. Перейти в фотобанк О своей жизни Чехов писал скупо, без охоты и достаточно официально.

Но множество записных книжек писателя, его письма, воспоминания современников и фотографии — материал более чем достаточный, чтобы открыть для себя Чехова. Это помогут сделать факты о жизни писателя, которые РИА Новости будет ежедневно публиковать в рамках проекта "Чехов ".

О своей жизни Чехов писал скупо, без охоты и достаточно официально. Но множество записных книжек писателя, его писем, воспоминаний о нем современников и фотографий - материал более чем достаточный, чтобы открыть для себя Чехова. Это помогут сделать сто фактов о жизни писателя, которые РИА Новости будет ежедневно, начиная 29 января, публиковать в рамках проекта "Чехов ".

Многие современники Чехова в своих воспоминаниях не раз подтвердят одну и ту же мысль: Антон Павлович никогда не говорил о своей болезни и не жаловался на здоровье, даже в самые тяжелые моменты делая вид, что все в порядке, и боясь расстраивать близких и друзей. Я сам однажды видел мокроту, окрашенную кровью. Когда я спросил у него, что с ним, то он смутился, испугался своей оплошности, быстро смыл мокроту и сказал: Не надо говорить Маше и матери", - вспоминал брат Чехова Михаил Павлович об эпизоде, случившемся за несколько лет до смерти Чехова.

А вот что писал Чехов Суворину: Быстро иду к террасе, на которой сидят гости, стараюсь улыбаться, не подать вида, что жизнь моя обрывается… Как-то неловко падать и умирать при чужих". А Левитан писал в письме Илье Репину так: Интересно, знает или не знает правду? Душа за него болит". Находясь в Баденвейлере, Чехов писал маме и сестре: Меж тем силы оставляли его с каждым днем.

В статье, напечатанной в немецкой газете после смерти Чехова, его лечащий доктор Эрик Шверер писал: Со стоическим, изумительным спокойствием ожидал он смерти.

И все успокаивал меня, просил не волноваться, не бегать к нему часто, был мил, деликатен и приветлив". Антона Павловича Чехова похоронили кладбище Новодевичьего монастыря рядом с могилой отца Михаил Павлович Чехов вспоминал, что узнал о смерти Антона Павловича от своего двоюродного брата Жоржа.

Тогда Антон Павлович с женой находились за границей, в Баденвейлере. Когда пароход приставал в Ялте к молу, то мне кто-то помахал с берега шляпой. Это был мой двоюродный брат Жорж, служивший агентом в Русском обществе пароходства в Ялте и вышедший на мол принять пароход. Он узнал меня издали, приложил рупором ладони ко рту и крикнул мне с берега: Это ударило меня как обухом по голове. Вся поездка, вся эта прекрасная с парохода Ялта, эти горы и море сразу же померкли в моих глазах и потеряли цену.

Послали ей срочную телеграмму, а от матери все время скрывали. Ничего еще не подозревавшая, она радостно встретила меня, стала угощать, - но кусок не шел мне в рот Утром 5 июля гроб с телом Чехова отправился из Германии в Москву. Было решено, что тело прибудет через Вержболово прим. Брат писателя Михаил вспоминал о самих похоронах так: Нас встретил на вокзале в Москве В. Миролюбов и повез в карете к университету, так как тело уже прибыло из Петербурга и его несли с Николаевского вокзала в Новодевичий монастырь.

Если бы наш поезд опоздал, то мы так бы и не попали на похороны. Несметные толпы народа сопровождали гроб, причем на тех улицах, по которым его несли, было прекращено движение трамваев и экипажей, и вливавшиеся в них другие улицы и переулки были перетянуты канатами. Нам удалось присоединиться к процессии только по пути, да и то с трудом, так как в нас не хотели признавать родственников покойного и не пропускали к телу. Московская молодежь, взявшись за руки, охраняла кортеж от многих тысяч сопровождавших, желавших поближе протиснуться к гробу.

Так мы дошли до самого монастыря под охраной молодежи, которая заботливо оберегала нас от толпы. Когда же процессия стала входить в узкие монастырские ворота, началась такая давка, что я пришел в настоящий ужас. Каждому поскорее хотелось пробраться внутрь, и получился такой затор, что если бы не та же распорядительная молодежь, то дело не обошлось бы без катастрофы. Еле пронесли сквозь ворота гроб, еле вдавились в них мы с депутатами и близкими к покойному людьми, а народ все напирал и напирал.

Слышались возгласы и стоны. Наконец ввалилась на кладбище вся толпа - и стали трещать кресты, валиться памятники, рушиться решетки и затаптываться цветы.

Брата Антона опустили в могилу рядом с отцом. Горький был возмущен тем, как хоронили Чехова Чехов умер в Германии, а хоронили его в России.

Транспортировка тела на столь большие расстояния требовала определенных условий. С этим связана чуть ли не скандальная история о том, как тело великого русского писателя было доставлено в Москву в вагоне, на котором красовалась надпись "Для перевозки свежих устриц". Горький в письме к Е. Это - мелочи, дружище, да, но когда я вспоминаю вагон и Кукареткину - у меня сжимается сердце, и я готов выть, реветь, драться от негодования, от злобы.

Ему - все равно, хоть в корзине для грязного белья вези его тело, но нам, русскому обществу, я не могу простить вагон "для устриц".

В этом вагоне - именно та пошлость русской жизни, та некультурность ее, которая всегда так возмущала покойного". Когда ошибка выяснилась, некоторые веселые люди начали ухмыляться и хихикать. И те, что были среди этой толпы, толком не знали кого они на самом деле хоронят.

Летом года Чехов уехал на курорт в Германию из-за резкого обострения туберкулеза. Русская пресса тогда активно следила за здоровьем писателя и регулярно писала о. Но, увы, вернуться в Крым Чехову уже не удалось. По свидетельству жены Ольги Книппер, в начале ночи Чехов проснулся и попросил послать за доктором. После он велел дать шампанского. Потом повторил для студента или для меня по-русски: Потом взял бокал, повернул ко мне лицо, улыбнулся своей удивительной улыбкой, сказал: Чехов с женой мечтали о ребенке, но их мечтам не было суждено сбыться Чехов с женой мечтали о ребенке, но их мечтам не было суждено сбыться.

И мне ужасно теперь хочется, чтобы у тебя родился маленький полунемец, который бы развлекал тебя, наполнял твою жизнь. Надо бы, дусик мой!

я познакомился с ним чеховым

Много работала и не берегла. И вот 30 марта пришла беда. Вызвали врачей, а вечером ее увезли в клинику, где срочно сделали операцию. Когда уже послали за врачами, " Несколько позже с горькой иронией сообщала Чехову: Чехов всегда умел сказать "хорошую нелепость" У Чехова была природная склонность к острословию, он любил и умел создавать фразы, западающие в память.

Многие из них вошли в наш язык настолько прочно, что уже воспринимаются как "народная мудрость". А вот о том, что фраза "Этого не может быть, потому что не может быть никогда" - из первого чеховского рассказа "Письмо к ученому соседу", уже мало кто знает.

Бунин как-то заметил, что даже если бы Чехов не написал ничего, кроме "Скоропостижной конской смерти" или "Романа с контрабасом", то и тогда было бы ясно, что в русской литературе мелькнул яркий и сильный ум.

Перечислить все чеховские фразы, вызывающие улыбку, невозможно, вот лишь некоторые из них: Последняя, как ни странно, имеет мало отношения к юмору и выписана из рассказа "Убийство"может быть, самого страшного из произведений зрелой поры. Иногда забавные фразы возникали у него случайно, и даже сам Чехов не сразу замечал их "соль".

Писатель Леонтьев-Щеглов, друг Антона Павловича, вспоминал такой случай: Именно почему-то вспомнилась в самом начале где говорится о смерти бабушки фраза, на которой я запнулся, читая впервые рассказ: А впрочем, нынешняя публика не такие еще фрукты кушает. По-другому писал об этом событии Станиславский: Когда после третьего акта он, мертвенно бледный и худой, стоя на авансцене, не мог унять кашля, пока его приветствовали с адресами и подарками, у нас болезненно сжалось сердце.

Из зрительного зала ему крикнули, чтобы он сел. Но Чехов нахмурился и простоял все длинное и тягучее торжество юбилея, над которым он добродушно смеялся в своих произведениях. Но и тут он не удержался от улыбки. Один из литераторов начал свою речь почти теми же словами, какими Гаев приветствует старый шкаф в первом акте: Антон Павлович покосился на меня — исполнителя Гаева, и коварная улыбка пробежала по его губам. Юбилей вышел торжественным, но он оставил тяжелое впечатление.

От него отдавало похоронами. Эти поездки не проходили даром для здоровья Чехова: Но несмотря на все проблемы с самочувствием, каждая поездка в Москву была для Чехова праздником. Наконец, зиму го годов — последнюю в жизни Чехова — врачи разрешили провести ему в Москве.

Продолжал скучать по Москве: Многие считали, что со сборника "Пестрые рассказы" и началась литературная известность Чехова. Короленко писал об этой книге: Чехов переиздает "Пестрые рассказы" в году, при этом он проводит более строгий отбор: Успех последующих изданий Чехова подогрел интерес и ко второму сборнику.

Пальмин писал Чехову о Лейкине: Журнал честный, с хорошим либеральным направлением. По величине все небольшое, но количественно чем больше, тем. Лейкин был популярным в купеческой и мещанской среде писателем. Так Антон Павлович стал у Лейкина своеобразным "журнальным чернорабочим". Молодой Чехов пишет. Со своей истовой работоспособностью он не гнушался никакой работой. Непрерывная работа для лейкинской фирмы продолжалась пять лет подряд.

Чехов был очень благодарен Лейкину, за предоставленный шанс. Спустя пять лет работы, Чехов пишет ему: Горький удостоился самых высших похвал: Позже у писателей завязалась крепкая дружба. Горький относился к творчеству Чехова поистине восторженнов одном из его писем к Антону Павловичу есть такая фраза: В сентябре года, Чехов прочел в газетах заметку о том, что Горький начал писать пьесу.

В одном из писем Антон Павлович продолжает настаивать, чтобы Горький не бросал работу: Чехов в Ялте всеми силами помогал приезжавшим туда больным туберкулезом В Ялте Чехов, болезнь которого уже была в довольно тяжелой форме, активно помогал таким же как и он больным чахоткой. В то время очень многие чахоточные приезжали в Ялту, причем почти без денег, только потому, что были наслышаны об Антоне Павловиче Чехове, который помогает устроиться.

Чехов, между прочим, пишет: Мы выпускаем воззвания, собираем деньги, если ничего не соберем, то придется бежать вон из Ялты. Если бы вы знали, как живут здесь эти чахоточные бедняки, которых выбрасывает сюда Россия, чтобы отделаться от них, если бы вы знали, — это один ужас!

Их письма друг другу полны искренней любви и юмора, непосредственны и живы и полны заботы друг о друге. В письмах Чехов придумывает для жены множество забавных милых прозвищ и обращений, иногда понятных только им двоим: Часто приправляя свои письма шутками, подобными этой: В другом письме он просит: Что бы ни случилось, хотя бы ты вдруг превратилась в старуху, я все-таки любил бы тебя - за твою душу, за нрав. Пиши мне, песик мой! Если заболеешь, не дай бог, то бросай все и приезжай в Ялту, я здесь буду ухаживать за.

В ответных письмах мужу Ольга Книппер была не менее нежна: Как это я тебя не поцеловала в последний раз? Глупо, но меня это мучает", "Дорогой мой Антончик, как мне тебя не хватает! Я с тобой спокойнее и. Я люблю чувствовать твою любовь, видеть твои чудные глаза, твое мягкое, доброе лицо".

Я одна, сижу в спальной и строчу. Ты, верно, около Орла или уже в. Мне так многое хотелось бы тебе сказать, и чувствую, что ничего не напишу толком, как-то дико сразу писать, а не говорить. У меня так врезалось в памяти твое чудное лицо в окне вагона! Такое красивое, мягкое, изящное, красивое чем-то внутренним, точно то сияет в .